8 383 207 56 41 Новосибирск
8 800 333 55 71 Бесплатно по РФ

Губить природу - дозволено? Экологической экспертизе грозит обнуление

29 Июня
193
18 минут
Редакция Экостандарт

Некоторому затишью на мусорном фронте страны, связанному с пандемией, похоже, приходит конец. Как стало известно «Ъ», в недрах Госдумы разрабатывается документ, предлагающий полностью отменить государственную экологическую экспертизу (ГЭЭ) при строительстве наиболее опасных объектов — например, мусоросжигательных заводов, предприятий по утилизации и обезвреживанию мусора, а также проектов рекультивации свалок. Отказываясь от предпроектной экологической экспертизы, страна всего за несколько лет создаст безнадежную ситуацию и в охране, и в защите окружающей среды.

Интересно, что инициатива исходит не от комитета ГД по экологии и природопользованию, чья позиция, по словам председателя комитета Владимира Бурматова, напротив, направлена на ужесточение государственного контроля за строительством и эксплуатацией объектов повышенной опасности. Пакет поправок о фактической отмене Госэкспертизы в сфере экологии подготовлен комитетом по транспорту и строительству в рамках другого законопроекта, призванного ускорить приоритетные стройки ОАО РЖД.

Напомним, тот законопроект предполагает наделить президента РФ полномочиями отменять различные нормативы при строительстве наиболее важных железнодорожных объектов. По данным «Ъ», он был принят в конце декабря 2019 года, позже Совет по кодификации гражданского законодательства счел такой подход «концептуально непригодным». Тем не менее профильный комитет решил не отступать, и ко второму чтению часть депутатов (их фамилии не называются) предложили изменить закон «Об экологической экспертизе» не только для объектов РЖД, но и для предприятий в сфере экологии.

В частности, предлагается полностью отменить обязательную ГЭЭ проектной документации строящихся объектов обращения с отходами —мусоросжигательных заводов, предприятий по утилизации и обезвреживанию мусора, а также проектов рекультивации свалок. Заметим: — именно они дают наибольший вклад в загрязнение окружающей среды. Также госэкспертизу не нужно будет проходить практически всем стройкам на особо охраняемых природных территориях.

Высказывается предположение, что отмену ГЭЭ наверняка одобрит бизнес, причем не только недобросовестный, чьи проекты могут не пройти экологическую экспертизу. Даже ответственных участников рынка не устраивают бюрократия, сложность и длительность существующей процедуры, стоимость прохождения ГЭЭ, которая обходится в несколько млн. рублей, включая подготовку всех документов и проведение расчетов.

Кроме того, прохождение экспертизы отодвигает сроки сдачи объекта примерно на семь-восемь месяцев. После положительного заключения ГЭЭ документация проверяется в Главгосэкспертизе при Минстрое. А если там нашлись замечания, то компании придется проходить все стадии заново. Это отодвигает проект еще минимум на год.

Однако отмена бюрократии лишит общественность возможности высказать свое мнение при строительстве ряда опасных объектов, и может повлечь за собой еще более серьезные нарушения экологических прав граждан и, соответственно, еще более массовые протестные выступления, чего явно не учли авторы поправок.

Законопроект подготовлен ко второму чтению, высока вероятность его принятия в ближайшее время.

Опрошенные «НИ» эксперты оценили возможное изменение закона «Об экологической экспертизе», а также связанные с эти риски возникновения техногенных ЧС и возможный ущерб природным ресурсам.



Ольга Зацепина, руководитель департамента экологического проектирования EcoStandard group

Желание убрать ГЭЭ со стороны бизнеса понятно. Можно посмотреть статистику этого года: к июню Центральный аппарат Росприроднадзора провёл экспертизу 165 проектов. Соотношение положительных и отрицательных заключений приблизительно 50 на 50. Половину объектов они отвергли, выдали отрицательное заключение. Встаёт вопрос: насколько проекты не соответствуют современным нормам и как проводится экспертиза — насколько она формальна с точки зрения процедуры.

Мы часто сталкиваемся с ситуациями, когда понимаем бизнес: планируется строительство современного объекта, а процедура прохождения чрезвычайно затянута. Предприниматели хватаются за голову — речь идёт о миллионных вложениях в современный завод, а на ГЭЭ экспертизу не берут документы, так как в протоколе общественных слушаний не указан номер телефона активиста, принимавшего в них участие.

Я думаю, что речь должна идти не об отмене ГЭЭ, не об отказе от общественных слушаний, а о том, чтобы чётко были прописаны правила, процедура, не было бы формальных причин отклонения проектов.

Я считаю, что Минприроды было бы правильно прислушаться к замечаниям по Положению об ОВОС, которое сейчас проходит общественное обсуждение, и принять четкие, однозначные правила, которые реально будут работать. Это упростит процедуру и оставит тщательное рассмотрение проекта, но будут исключены моменты, которые вызывают злость в связи с очевидной бессмысленностью.

Необходимо, чтобы Росприроднадзор (по аналогии со строительной и Главгосэкспертизой) ввел практику официальных консультаций по проектам перед подачей их на рассмотрение. Порой сложно угадать, как они будут трактовать те или иные законодательные акты. Это тоже приносит большие неудобства — обмениваясь письмами сложно что-то понять. Поэтому официальные консультации напрямую с экспертами ГЭЭ очень помогли бы. Сейчас же эти 50% отказов в заключениях бизнес получает даже не понимая порой — что именно не устроило эксперта.

Кроме того, с введением ГЭЭ объектов первой категории, увеличился объём проектов в ГЭЭ — не хватает экспертов, они физически не успевают, и в том числе поэтому используют любую возможность чтобы не взять проект на рассмотрение. По одному проекту мы получили счёт на экспертизу только через месяц после того как подали документы.



Кирилл Степанов, председатель национальной аудиторской экологической палаты

Нужно разделять несколько этапов. Есть экологическая экспертиза проектной документации — это то, что предполагается к строительству. То, что внесено в ГД, не могу комментировать, те положения, которые там есть, ещё не означают, что закон будет принят в том виде, в котором он внесён.

Если говорить по существу, то экспертиза у нас осуществляется на прединвестиционной стадии, а дальше в законодательстве возникает большая дыра. Фактически у нас отсутствует контроль за результатами выполнения этой проектной документации с точки зрения воздействия на окружающую среду уже построенного объекта. И кроме этого, у нас совершенно отсутствует экологический аудит. Поэтому поводу уже сломано много копий — практически отсутствует независимая экологическая оценка, которая позволяла бы с точки зрения профессионального взгляда дать экспертную оценку о воздействии объекта на природную среду.

К сожалению, у нас и этого нет. Из тех материалов, которые мы получили при обсуждении очередного проекта закона по экологическому аудированию, мы абсолютно ясно увидели, что экологический аудит сегодня находится вне законодательного области. У нас не существует ни такой профессии, не существует правового поля, в рамках которой экологическая экспертиза могла бы существовать.

Есть общественная экологическая экспертиза — это когда общественные организации по своей инициативе могут инициировать проведение экспертизы. Вопрос заключается в том, за какие деньги они всё это проводят? У общественности нет свободных денег, которые они могли бы потратить на оплату деятельности экспертов. Поэтому всё останавливается на уровне перекрытия дорог, непрофессионального взгляда на существующие проблемы. И суды у нас неохотно используют независимую экологическую оценку для обоснования своего решения.

Поэтому у нас и случаются частые разрывы трубопроводов, об этом много пишет Гринпис, происходит старение промышленности, предприятия неохотно вкладывают деньги в модернизацию. Это очень затратно и снижает доходную часть бизнеса. Любые затраты с обеспечение экологической безопасности существенно влияют на результативность бизнеса. Эти расходы не окупаются быстро, а, если и окупаются, то только за счёт того, что договариваются в виде соглашений о снижении штрафных санкций за счёт введении новых объектов.

Не поздно ли проводит экологический аудит, когда уже всё построено и вред природе нанесён?

Что значит — построено? Жизнь же после этого не останавливается! Кто может дать экспертное заключение о размере ущерба? Допустим, какая-то независимая организация, которая прикреплена к государственному учреждению, например — вузу, та, которая находится на бюджетном финансировании, то есть — в прямой зависимости от государства. Если законодательство нарушает государственная компания или в этой компании большую долю капитала представляет государство? В таком случае можно подозревать некое давление на экспертов, может быть оказано влияние. А привлечение профессиональных экологов-аудиторов на сегодняшний день при решении вопросов, связанных с последствиями аварий, с предупреждением аварийных ситуаций, с выдачей заключений даже при ликвидации объектов. Например, предприятие или банк покупает объект промышленного производства, одним из существенных факторов является воздействие этого объекта на окружающую среду. И тот ущерб, который может быть оценен как риск, который может повлиять на прибыль при возникновении подобных ситуаций. Или когда предприятия проходят процедуру банкротства или закрываются. Не понятно, кто будет нести затраты, связанные с уже осуществлённым воздействием на окружающую среду.

Если будет отменена ГЭЭ на стадии инвест-проекта, не вызовет ли это ещё большего возмущения граждан, чем тот, который мы видели в Шиесе?

А что значит — возмущение? Возмущение кого? Общественности? Ну пошумит население — и что? Ну закрыли Шиес. Это всё — бездоказательно. Почему именно там? Почему не привлекли независимого экологического эксперта, а не находящегося в структуре той или иной компании или государственной структуре? Даже, если это государственная программа, оценку должен давать не ангажированный эксперт! Пошумели, закрыли, а что теперь делать? К сожалению, нет профессионального диалога. Мы не видим диалога, где бы профессионалы обсуждали экологическое устройство страны.

Как в цивилизованной мире устроена экологическая экспертиза?

Во всём мире существует такая институция как экологический аудит. Он распространяется среди профессионального сообщества. Принята программа ООН по устойчивому развитию, где чётко определены цели и задачи, которые необходимо решать при комплексном воздействии на окружающую среду, предусмотрен и механизм оценки. Это распространяется не только на предприятия, но и на целые регионы. 

Устойчивое развитие — это когда экономическое развитие осуществляется с учётом экологических и социальных аспектов. Оценка должна быть комплексной и верифицирована независимой организацией. Поэтому сотни тысяч транснациональных корпораций не могут пройти листинг на Лондонской или Нью-Йоркской бирже без отчётности по стандартам, которые подразумевают такой подход.

Учитывается ли программа устойчивого развития в российском законодательстве?

Такие попытки были при президенте Медведеве, были даже постановления правительства о необходимости введения такой отчётности для государственных компаний. Многие наши нефтяные и газовые компании такой отчёт делают, те, которые котируются на западных биржах. Но верифицирование этих отчётов происходит не российскими компаниями, теми, заключения которых принимаются зарубежными финансовыми структурами.



Наталья Черных, доктор биологических наук, заведующая кафедрой судебной экологии РУДН им. Патриса Лумумбы

- Если отвечать коротко — я против инициативы, выдвинутой законодателями. Экологическая экспертиза нужна обязательно!

- Противники экологической экспертизы говорят о её забюрократизированности, коррупционной ёмкости. Согласныли Вы с этими аргументами?

- Любое дело можно рассматривать с разных точек зрения. Коррупция может быть везде, но это не означает, что мы должны отменять любые благие действия в связи с этой опасностью. Надо бороться не с экологической экспертизой, а с коррупционной составляющей. Это — совершенно другой аспект.

Если мы уберём предпроектную экологическую экспертизу, то в течение ближайших десяти лет мы усугубим проблему — по многим параметрам ситуация и без того плачевная и в охране, и в защите окружающей среды. Экспертиза — один из рычагов воздействия на строителей, чтобы они соблюдали определённые правила бережного отношения к окружающей среде.



Александр Кукса, магистр экологии и природопользования

Идея более чем странная. С учётом того, что мусоросжигающие заводы одни из самых загрязняющих предприятий, экологическая экспертиза им необходима, чтобы рассчитывать санитарно-защитную зону, для понимания того, какой потенциальный ущерб они могут нанести.

Если отменят ГЭЭ экспертизу при строительстве заводов, потом её отменят при жилищном строительстве… главное нАчать, а потом углУбить. Чем это чревато?

Я согласен с тем, что процедура сильно забюрократизирована. В качестве примера: дозиметрический контроль проводится на территории до начала строительства, на стадии котлована, на стадии строительства фундамента или подвала и перед сдачей объекта. Но согласитесь — это избыточно. Если первая и вторая экспертизы показали нулевые значения, зачем проводить эти экспертизы дальше?

Очень часто здесь и появляется коррупционная составляющая. Важные дядечки в пиджаках говорят: ребята, мы понимаем, сколько вам дать денег, чтобы вы поставили нужную печать. А с другой стороны, экология такая наука, о которой вспоминают только тогда, когда начинают сильно болеть или умирать. Тут же вспоминают о необходимости экологической проверки. 

Были случаи, и не только в России, когда в доме, после строительства и сдачи в эксплуатацию, было громадное количество радона. Люди заболевали и умирали. Долго не могли найти и понять, почему это происходит в таких масштабах. Радон — альфа-радиоактивный газ, который поступает из почвы и скапливается в плохо проветриваемых помещениях. 

Я в своей практике сталкивался с тем, что в подвалы домов, построенных на месте бывшей свалки, поступали свалочные газы, в том числе ядовитые. Сталкивался с проектами, когда экологически полезный дом стоит в том месте, куда дует ветер с МКАДа, в результате чего возникает превышение угарного газа.

Экологическая экспертиза нужна и важна. Другое дело, что её надо регламентировать и проверять, действительно ли застройщик её делал, и, если делал, то в аккредитованной ли лаборатории. Мне кажется, что правила нужно ужесточать и поощрять застройщика, чтобы он делал экспертизу.

Есть ответственные застройщики, которые заказывают дополнительные экспертизы, проверяют перед закупкой материалы, из которых собираются строить, а есть — безответственные, которые покупают самые дешёвые материалы, а потом пытаются сделать хорошую мину при плохой игре, доказывая, что у них материалы хорошие, а жильцы всё испортили.


Автор: Людмила Бутузова

Источник: Новые Известия

Комментарии

Есть что добавить?

Нажав кнопку, вы даете согласие на обработку
персональных данных и соглашаетесь
с политикой конфиденциальности

Выберете ваш город:

Поиск